Афоризмы - Жорж Санд

Биография
Жорж Санд
Франция Страна
Жорж Санд
Эпоха
Жорж Санд
Франция Страна + Эпоха
Жорж Санд

Афоризмы от Жорж Санд - это подборка наиболее ярких афоризмов и высказываний данного автора. Наслаждайтесь афоризмами любимого автора прямо сейчас. Используйте горячие ссылки выше для перехода на биографию Жорж Санд. Изучайте других авторов страны Франция. Изучайте других авторов эпохи Новое Время (XVI — начало XX века). И, наконец, изучайте авторов из той же страны и той же эпохи что и Жорж Санд. Все это в один клик! Не забывайте, что страна носит условный характер и проставляется на основании современной геополитической карты мира. Если у Вас возник вопрос или предложение - напишите нам, мы всегда будем рады помочь.

Жизнь чаще похожа на роман, чем наши романы на жизнь.

Жизнь чаще похожа на роман, чем наши романы на жизнь.

Изменить свою сущность нельзя, можно лишь направить ко благу различные особенности характера, даже недостатки, – в этом и заключается великая тайна воспитания.

Изменить свою сущность нельзя, можно лишь направить ко благу различные особенности характера, даже недостатки, – в этом и заключается великая тайна воспитания.

Восхищение и фамильярность чужие друг другу.

Восхищение и фамильярность чужие друг другу.

Скромность порой проистекает из преувеличенной гордости.

Скромность порой проистекает из преувеличенной гордости.

Избыток доброжелательности ведет к тому, что в один прекрасный день вы оказываетесь в очень плохом окружении; избыток проницательности ведет к полнейшему одиночеству.

Избыток доброжелательности ведет к тому, что в один прекрасный день вы оказываетесь в очень плохом окружении; избыток проницательности ведет к полнейшему одиночеству.

Цветы забвения лучше всего растут на могилах.

Цветы забвения лучше всего растут на могилах.

Все французы – прирожденные комедианты, а те из них, у кого меньше всего способностей к благородному искусству сцены, посвящают себя театру и становятся актерами.

Все французы – прирожденные комедианты, а те из них, у кого меньше всего способностей к благородному искусству сцены, посвящают себя театру и становятся актерами.

Самые ярые ревнители благочестия те, кто вынужден что-то скрывать о себе.

Самые ярые ревнители благочестия те, кто вынужден что-то скрывать о себе.

Человек еще ничего не знает: он не может доказать, что Бога нет; он тем более не может доказать, что Бог есть. Поверим, несмотря ни на что, и скажем: «Я верю!» Это еще не значит: «Я утверждаю». Скажем: «Я надеюсь!» Это еще не значит: «Я знаю».

Человек еще ничего не знает: он не может доказать, что Бога нет; он тем более не может доказать, что Бог есть. Поверим, несмотря ни на что, и скажем: «Я верю!» Это еще не значит: «Я утверждаю». Скажем: «Я надеюсь!» Это еще не значит: «Я знаю».

Моя профессия – свобода, мое желание – не получать ни от кого ни милостыни, ни милости.

Моя профессия – свобода, мое желание – не получать ни от кого ни милостыни, ни милости.

Пусть другие привыкают друг к другу по лени и прощают по равнодушию.

Пусть другие привыкают друг к другу по лени и прощают по равнодушию.

Пресвятая литература, как ты ее называешь, для меня всегда на втором месте. Всегда я любила кого-нибудь больше, чем ее, а мою семью – больше, чем этого кого-то.

Пресвятая литература, как ты ее называешь, для меня всегда на втором месте. Всегда я любила кого-нибудь больше, чем ее, а мою семью – больше, чем этого кого-то.

Когда я вижу, как надрывается старик над своими романами, меня начинает пугать моя легкость в работе.

Когда я вижу, как надрывается старик над своими романами, меня начинает пугать моя легкость в работе.

Я занимаюсь литературой, как другие занимаются садоводством.

Я занимаюсь литературой, как другие занимаются садоводством.

Проверяя себя, вижу, что у меня были только две страсти в жизни – материнство и дружба. Люди, которым я дарила любовь, могли бы стать моими друзьями, сыновьями.

Проверяя себя, вижу, что у меня были только две страсти в жизни – материнство и дружба. Люди, которым я дарила любовь, могли бы стать моими друзьями, сыновьями.

Выдающийся человек для исключительной женщины может быть желанным другом; а как любовник он один и тот же для всех женщин, и часто самый лучший любовник для женщины самой низкой и самой глупой. У меня есть опыт в любви, увы, очень полный! Если бы я могла начать жизнь заново, я была бы целомудренна!

Выдающийся человек для исключительной женщины может быть желанным другом; а как любовник он один и тот же для всех женщин, и часто самый лучший любовник для женщины самой низкой и самой глупой. У меня есть опыт в любви, увы, очень полный! Если бы я могла начать жизнь заново, я была бы целомудренна!

Все почему-то боятся приближающейся старости, как будто уверены, что доживут до нее. Никто не думает о том, что с крыши может упасть черепица. Самое лучшее быть всегда к ней готовым и наслаждаться старостью так, как мы не умели наслаждаться молодостью. В двадцать лет теряют столько времени и так расточают жизнь! На склоне лет дни считаются вдвойне: вот наше утешение.

Все почему-то боятся приближающейся старости, как будто уверены, что доживут до нее. Никто не думает о том, что с крыши может упасть черепица. Самое лучшее быть всегда к ней готовым и наслаждаться старостью так, как мы не умели наслаждаться молодостью. В двадцать лет теряют столько времени и так расточают жизнь! На склоне лет дни считаются вдвойне: вот наше утешение.

Нельзя вырвать ни одной страницы из своей жизни, но можно бросить всю книгу в огонь.

Нельзя вырвать ни одной страницы из своей жизни, но можно бросить всю книгу в огонь.

Веселье – лучшая гигиена души и тела.

Веселье – лучшая гигиена души и тела.

Мы навлекаем на себя несчастья, которым уделяем слишком много внимания.

Мы навлекаем на себя несчастья, которым уделяем слишком много внимания.

Мужчина всегда ребенок, даже если это большой ребенок, – ребенок, который держит в своих руках власть.

Мужчина всегда ребенок, даже если это большой ребенок, – ребенок, который держит в своих руках власть.

Что женщина отличается от мужчины, что сердце и ум имеют пол, – в этом я не сомневаюсь. Но разве это различие, необходимое для общей гармонии, обозначает нравственное превосходство мужчины?

Что женщина отличается от мужчины, что сердце и ум имеют пол, – в этом я не сомневаюсь. Но разве это различие, необходимое для общей гармонии, обозначает нравственное превосходство мужчины?

Мужчины, неспособные к какому бы то ни было влиянию на других мужчин, порою имеют неограниченное влияние на ум женщин.

Мужчины, неспособные к какому бы то ни было влиянию на других мужчин, порою имеют неограниченное влияние на ум женщин.

В жизни есть лишь одно счастье – любить и быть любимой.

В жизни есть лишь одно счастье – любить и быть любимой.

Нелюбимый всегда одинок в толпе.

Нелюбимый всегда одинок в толпе.

На свете нет ни одного мужчины, который способен продолжительное время довольствоваться только душой женщины.

На свете нет ни одного мужчины, который способен продолжительное время довольствоваться только душой женщины.

Следовало бы повесить всех женщин, опошляющих в глазах мужчин самое значительное, самое святое из всего созданного, божественное таинство, серьезнейший и возвышеннейший акт на земле.

Следовало бы повесить всех женщин, опошляющих в глазах мужчин самое значительное, самое святое из всего созданного, божественное таинство, серьезнейший и возвышеннейший акт на земле.

Супружество приятно до брака.

Супружество приятно до брака.

Брак прекрасен для любовников и пригоден для святых.

Брак прекрасен для любовников и пригоден для святых.

Брак без любви – это пожизненная каторга.

Брак без любви – это пожизненная каторга.

Материнство, конечно, дает невыразимое счастье, но это счастье в любви или браке надо выкупать такой ценой, что я бы никому этого не посоветовала.

Материнство, конечно, дает невыразимое счастье, но это счастье в любви или браке надо выкупать такой ценой, что я бы никому этого не посоветовала.

Можно объяснить другим, почему ты вышла за своего мужа, но нельзя убедить в этом себя.

Можно объяснить другим, почему ты вышла за своего мужа, но нельзя убедить в этом себя.

Сопротивляться любви – значит снабжать ее новым оружием.

Сопротивляться любви – значит снабжать ее новым оружием.

Рассудок никогда не плачет, это не его дело; а сердце никогда не рассуждает – оно не для этого нам дано.

Рассудок никогда не плачет, это не его дело; а сердце никогда не рассуждает – оно не для этого нам дано.

Я не верю в тех донжуанов, которые в то же время Байроны. Дон Жуан не писал поэм, а Байрон, кажется, был плохим любовником.

Я не верю в тех донжуанов, которые в то же время Байроны. Дон Жуан не писал поэм, а Байрон, кажется, был плохим любовником.

Никому не выдавайте возраста ваших мыслей.

Никому не выдавайте возраста ваших мыслей.

Простота труднее всего на свете. Это крайний предел опытности и последнее усилие гения.

Простота труднее всего на свете. Это крайний предел опытности и последнее усилие гения.

«Оставьте… зелень!» (то есть, по разъяснению Тургенева: не ставьте камня на мою могилу, пусть на ней растут травы).

«Оставьте… зелень!» (то есть, по разъяснению Тургенева: не ставьте камня на мою могилу, пусть на ней растут травы).