Афоризмы - Василий Ключевский

Биография
Василий Ключевский
Россия Страна
Василий Ключевский
Эпоха
Василий Ключевский
Россия Страна + Эпоха
Василий Ключевский

Афоризмы от Василий Ключевский - это подборка наиболее ярких афоризмов и высказываний данного автора. Наслаждайтесь афоризмами любимого автора прямо сейчас. Используйте горячие ссылки выше для перехода на биографию Василий Ключевский. Изучайте других авторов страны Россия. Изучайте других авторов эпохи Новое Время (XVI — начало XX века). И, наконец, изучайте авторов из той же страны и той же эпохи что и Василий Ключевский. Все это в один клик! Не забывайте, что страна носит условный характер и проставляется на основании современной геополитической карты мира. Если у Вас возник вопрос или предложение - напишите нам, мы всегда будем рады помочь.

История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков.

История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков.

Я слишком стар, чтобы стареть: стареют только молодые.

Я слишком стар, чтобы стареть: стареют только молодые.

Жалоба, что нас не понимают, чаще всего происходит от того, что мы не понимаем людей.

Жалоба, что нас не понимают, чаще всего происходит от того, что мы не понимаем людей.

Прямой путь — кратчайшее расстояние между двумя неприятностями.

Прямой путь — кратчайшее расстояние между двумя неприятностями.

Под здравым смыслом всякий разумеет только свой собственный.

Под здравым смыслом всякий разумеет только свой собственный.

Есть два рода дураков: одни не понимают того, что обязаны понимать все; другие понимают то, чего не должен понимать никто.

Есть два рода дураков: одни не понимают того, что обязаны понимать все; другие понимают то, чего не должен понимать никто.

Смотря на них, как они веруют в Бога, так и хочется уверовать в черта.

Смотря на них, как они веруют в Бога, так и хочется уверовать в черта.

Гигиена учит, как быть цепной собакой собственного здоровья.

Гигиена учит, как быть цепной собакой собственного здоровья.

Спорт становится любимым предметом размышления и скоро станет единственным методом мышления.

Спорт становится любимым предметом размышления и скоро станет единственным методом мышления.

Сидят на штыках, покрыв их газетой.

Сидят на штыках, покрыв их газетой.

Старики не родятся, а только умирают и, однако, все не переводятся.

Старики не родятся, а только умирают и, однако, все не переводятся.

Когда кошка хочет поймать мышку, она притворяется мышкой.

Когда кошка хочет поймать мышку, она притворяется мышкой.

Красивые женщины в старости бывают очень глупы только потому, что в молодости были очень красивы.

Красивые женщины в старости бывают очень глупы только потому, что в молодости были очень красивы.

Ученые диссертации, имеющие двух оппонентов и ни одного читателя.

Ученые диссертации, имеющие двух оппонентов и ни одного читателя.

В 50 лет необходимо иметь шляпу и два галстука, белый и черный: часто придется венчать и хоронить.

В 50 лет необходимо иметь шляпу и два галстука, белый и черный: часто придется венчать и хоронить.

И москаль, и хохол хитрые люди, и хитрость обоих выражается в притворстве. Но тот и другой притворяются по-своему: первый любит притворяться дураком, а второй умным.

И москаль, и хохол хитрые люди, и хитрость обоих выражается в притворстве. Но тот и другой притворяются по-своему: первый любит притворяться дураком, а второй умным.

Театральные слезы отучают от житейских.

Театральные слезы отучают от житейских.

Женятся на надеждах, выходят замуж за обещания.

Женятся на надеждах, выходят замуж за обещания.

Он глуп оттого, что так красив, и не был бы так красив, если бы был менее глуп.

Он глуп оттого, что так красив, и не был бы так красив, если бы был менее глуп.

Как ей не быть умной, возясь всю жизнь с такими дураками.

Как ей не быть умной, возясь всю жизнь с такими дураками.

Ее отказ приятнее иного согласия.

Ее отказ приятнее иного согласия.

Прежде их соединял хотя бы пол, а теперь только потолок.

Прежде их соединял хотя бы пол, а теперь только потолок.

Чтобы согреть Россию, они готовы сжечь ее.

Чтобы согреть Россию, они готовы сжечь ее.