Афоризмы - Олдос Хаксли

Биография
Олдос Хаксли
Великобритания Страна
Олдос Хаксли
Эпоха
Олдос Хаксли
Великобритания Страна + Эпоха
Олдос Хаксли

Афоризмы от Олдос Хаксли - это подборка наиболее ярких афоризмов и высказываний данного автора. Наслаждайтесь афоризмами любимого автора прямо сейчас. Используйте горячие ссылки выше для перехода на биографию Олдос Хаксли. Изучайте других авторов страны Великобритания. Изучайте других авторов эпохи Новейшее Время (начало XX — XXI века). И, наконец, изучайте авторов из той же страны и той же эпохи что и Олдос Хаксли. Все это в один клик! Не забывайте, что страна носит условный характер и проставляется на основании современной геополитической карты мира. Если у Вас возник вопрос или предложение - напишите нам, мы всегда будем рады помочь.

А что, если наша Земля — ад какой-то другой планеты?

А что, если наша Земля — ад какой-то другой планеты?

Любовь — самая лучшая политика; не только для того, кто любим, но и для того, кто любит.

Любовь — самая лучшая политика; не только для того, кто любим, но и для того, кто любит.

Несколько извинений выглядят менее убедительно, чем одно.

Несколько извинений выглядят менее убедительно, чем одно.

Преподавание — последнее прибежище слабых умов с классическим образованием.

Преподавание — последнее прибежище слабых умов с классическим образованием.

Прогресс технологии одаряет нас все более совершенными средствами для движения вспять.

Прогресс технологии одаряет нас все более совершенными средствами для движения вспять.

Реклама — самая интересная и самая трудная форма современной литературы.

Реклама — самая интересная и самая трудная форма современной литературы.

Чувство собственной значимости чиновника обратно пропорционально значимости страны.

Чувство собственной значимости чиновника обратно пропорционально значимости страны.

Самое надежное лекарство от иллюзий — взгляд в зеркало.

Самое надежное лекарство от иллюзий — взгляд в зеркало.

Уроки истории заключаются в том, что люди ничего не извлекают из уроков истории.

Уроки истории заключаются в том, что люди ничего не извлекают из уроков истории.

Чтобы писать легко продающиеся книги, нужно иметь легко продающиеся мозги.

Чтобы писать легко продающиеся книги, нужно иметь легко продающиеся мозги.

Лицемерие — дар Божий: если бы не интеллектуальные снобы и не их деньги, искусство сдохло бы с голоду вместе со своими служителями.

Лицемерие — дар Божий: если бы не интеллектуальные снобы и не их деньги, искусство сдохло бы с голоду вместе со своими служителями.

Легче сочинить десять правильных сонетов, чем хорошее рекламное объявление.

Легче сочинить десять правильных сонетов, чем хорошее рекламное объявление.

Большая часть людей путешествует лишь потому, что путешествуют их соседи.

Большая часть людей путешествует лишь потому, что путешествуют их соседи.

В трагедии мы участвуем, комедию только смотрим.

В трагедии мы участвуем, комедию только смотрим.

Всякий идол рано или поздно становится Молохом, требующим человеческих жертв.

Всякий идол рано или поздно становится Молохом, требующим человеческих жертв.

Для своей собаки каждый из нас — Наполеон; вот почему так любят собак.

Для своей собаки каждый из нас — Наполеон; вот почему так любят собак.

Если какая-то книга стала всемирным бестселлером, это доказывает лишь то, что Земля не круглая, а плоская.

Если какая-то книга стала всемирным бестселлером, это доказывает лишь то, что Земля не круглая, а плоская.

И познаете истину, и истина сведет вас с ума.

И познаете истину, и истина сведет вас с ума.

История — как мясной паштет: лучше не вглядываться, как его приготовляют.

История — как мясной паштет: лучше не вглядываться, как его приготовляют.

Когда бы ни приходилось делать выбор между разумным и безумцем, человечество всегда без колебаний шло за безумцем. Ибо безумец обращается к самой сущности человека — к его страстям и инстинктам. Философы же обращаются к внешнему и второстепенному — рассудку.

Когда бы ни приходилось делать выбор между разумным и безумцем, человечество всегда без колебаний шло за безумцем. Ибо безумец обращается к самой сущности человека — к его страстям и инстинктам. Философы же обращаются к внешнему и второстепенному — рассудку.

Кровать, как говорят итальянцы, это опера бедняка.

Кровать, как говорят итальянцы, это опера бедняка.

Эссе — разновидность литературы, позволяющая сказать почти все почти ни о чем.

Эссе — разновидность литературы, позволяющая сказать почти все почти ни о чем.