Афоризмы - Лидия Гинзбург

Биография
Лидия Гинзбург
Россия Страна
Лидия Гинзбург
Эпоха
Лидия Гинзбург
Россия Страна + Эпоха
Лидия Гинзбург

Афоризмы от Лидия Гинзбург - это подборка наиболее ярких афоризмов и высказываний данного автора. Наслаждайтесь афоризмами любимого автора прямо сейчас. Используйте горячие ссылки выше для перехода на биографию Лидия Гинзбург. Изучайте других авторов страны Россия. Изучайте других авторов эпохи Новейшее Время (начало XX — XXI века). И, наконец, изучайте авторов из той же страны и той же эпохи что и Лидия Гинзбург. Все это в один клик! Не забывайте, что страна носит условный характер и проставляется на основании современной геополитической карты мира. Если у Вас возник вопрос или предложение - напишите нам, мы всегда будем рады помочь.

Жена Виктора спрашивала его хладнокровно: – Дружочек, ты когда вернешься сегодня – опять завтра?

Жена Виктора спрашивала его хладнокровно: – Дружочек, ты когда вернешься сегодня – опять завтра?

Чего стоит идеология (в том числе религия), если она не помогает и не мешает человеку жить (то есть не требует от него жертв и не придает ему стойкость).

Чего стоит идеология (в том числе религия), если она не помогает и не мешает человеку жить (то есть не требует от него жертв и не придает ему стойкость).

Мы воздаем почести храбрым людям, спокойным перед смертельной опасностью. Но когда старики, которые скоро умрут, думают не об этом, но о разных делах и развлечениях, это принято считать не храбростью, но малодушием.

Мы воздаем почести храбрым людям, спокойным перед смертельной опасностью. Но когда старики, которые скоро умрут, думают не об этом, но о разных делах и развлечениях, это принято считать не храбростью, но малодушием.

«Напрасно стараться встать между дураком и его глупостью» (Джек Лондон). А между умным человеком и его глупостью тоже не следует становиться.

«Напрасно стараться встать между дураком и его глупостью» (Джек Лондон). А между умным человеком и его глупостью тоже не следует становиться.

Преподавание – это сочетание неприятного с бесполезным.

Преподавание – это сочетание неприятного с бесполезным.

Юность – это пора, когда человек не знает своего будущего и не умеет подсчитывать время (это умение еще быстрее старит людей, чем умение считать деньги).

Юность – это пора, когда человек не знает своего будущего и не умеет подсчитывать время (это умение еще быстрее старит людей, чем умение считать деньги).

Жить без профессии нельзя. Работа должна быть поднята если не до пафоса, то хоть до профессии, иначе она раздавит бездушностью. Можно халтурить попутно, но жить халтурно нестерпимо.

Жить без профессии нельзя. Работа должна быть поднята если не до пафоса, то хоть до профессии, иначе она раздавит бездушностью. Можно халтурить попутно, но жить халтурно нестерпимо.

И зло нужно уметь делать. На десятую долю тех обид и страданий, которые N. причинила людям, всякая толковая женщина могла бы устроить свою жизнь. Она же живет хуже самого хорошего человека.

И зло нужно уметь делать. На десятую долю тех обид и страданий, которые N. причинила людям, всякая толковая женщина могла бы устроить свою жизнь. Она же живет хуже самого хорошего человека.

В 30х годах я несколько раз читала Ахматовой фрагменты из моих эссе. Между прочим она сказала: – Очень точно о любви. Даже неприятно слушать.

В 30х годах я несколько раз читала Ахматовой фрагменты из моих эссе. Между прочим она сказала: – Очень точно о любви. Даже неприятно слушать.

Вероятно, традиция, приписывающая однолюбам способность к особо глубокому и сильному чувству, требует пересмотра. Скорее всего здесь-то чувство поневоле мельчает. Настоящее любовное страдание – болезнь слишком мучительная для того, чтобы стать хронической. Человек с единой (особенно несчастной) любовью на всю жизнь любит не желанием, а памятью. Любовь на всю жизнь – она либо помогает писать книги, либо не мешает работать, путешествовать, жениться и выходить замуж и производить детей. Она, пожалуй, мешает самому главному – быть счастливой. Но этому мешает многое.

Вероятно, традиция, приписывающая однолюбам способность к особо глубокому и сильному чувству, требует пересмотра. Скорее всего здесь-то чувство поневоле мельчает. Настоящее любовное страдание – болезнь слишком мучительная для того, чтобы стать хронической. Человек с единой (особенно несчастной) любовью на всю жизнь любит не желанием, а памятью. Любовь на всю жизнь – она либо помогает писать книги, либо не мешает работать, путешествовать, жениться и выходить замуж и производить детей. Она, пожалуй, мешает самому главному – быть счастливой. Но этому мешает многое.

Смотреть на безответно влюбленную женщину неловко, как тяжело и неловко смотреть на женщину, которая пытается взобраться в трамвай, а ее здоровенный мужчина сталкивает с подножки.

Смотреть на безответно влюбленную женщину неловко, как тяжело и неловко смотреть на женщину, которая пытается взобраться в трамвай, а ее здоровенный мужчина сталкивает с подножки.

Несчастная любовь в своем роде прерогатива мужчин; в том смысле, что она возможна для них без душевного ущерба. Она их даже украшает.

Несчастная любовь в своем роде прерогатива мужчин; в том смысле, что она возможна для них без душевного ущерба. Она их даже украшает.

N. говорит: «Несчастная любовь, как и счастливая, обращается в привычку».

N. говорит: «Несчастная любовь, как и счастливая, обращается в привычку».

Есть род людей, обреченных на неудачу: они дают любимому человеку все, чего тот от них хочет, – и еще сверх того. Им ничто не поможет.

Есть род людей, обреченных на неудачу: они дают любимому человеку все, чего тот от них хочет, – и еще сверх того. Им ничто не поможет.

Икс принадлежит к числу тех людей, которые, когда идут под руку с женщиной, то повисают на ней всей своей тяжестью, – разумеется, сами того не замечая. Женщины, выходящие замуж за подобных людей, поступают неосмотрительно.

Икс принадлежит к числу тех людей, которые, когда идут под руку с женщиной, то повисают на ней всей своей тяжестью, – разумеется, сами того не замечая. Женщины, выходящие замуж за подобных людей, поступают неосмотрительно.

Железных людей нет. Есть люди деревянные.

Железных людей нет. Есть люди деревянные.