Афоризмы - Георг Вильгельм Фридрих Гегель

Биография
Георг Вильгельм Фридрих Гегель
Германия Страна
Георг Вильгельм Фридрих Гегель
Эпоха
Георг Вильгельм Фридрих Гегель
Германия Страна + Эпоха
Георг Вильгельм Фридрих Гегель

Афоризмы от Георг Вильгельм Фридрих Гегель - это подборка наиболее ярких афоризмов и высказываний данного автора. Наслаждайтесь афоризмами любимого автора прямо сейчас. Используйте горячие ссылки выше для перехода на биографию Георг Вильгельм Фридрих Гегель. Изучайте других авторов страны Германия. Изучайте других авторов эпохи Новое Время (XVI — начало XX века). И, наконец, изучайте авторов из той же страны и той же эпохи что и Георг Вильгельм Фридрих Гегель. Все это в один клик! Не забывайте, что страна носит условный характер и проставляется на основании современной геополитической карты мира. Если у Вас возник вопрос или предложение - напишите нам, мы всегда будем рады помочь.

Кто не смотрит на мир разумно, на того и он не смотрит разумно.

Кто не смотрит на мир разумно, на того и он не смотрит разумно.

Опыт и история учат, что народы и правительства никогда ничему не научались из истории.

Опыт и история учат, что народы и правительства никогда ничему не научались из истории.

Здравый смысл есть сумма предрассудков своего времени.

Здравый смысл есть сумма предрассудков своего времени.

Сова Минервы вылетает только с наступлением сумерек.

Сова Минервы вылетает только с наступлением сумерек.

Совесть — это моральный светильник, озаряющий хороший путь; но когда сворачивают на плохой, то его разбивают.

Совесть — это моральный светильник, озаряющий хороший путь; но когда сворачивают на плохой, то его разбивают.

Если факты противоречат моей теории, тем хуже для фактов.

Если факты противоречат моей теории, тем хуже для фактов.

Однажды в прекрасный звездный вечер стояли мы вдвоем у окна, и я, двадцатидвухлетний юнец, только что хорошо поужинавший и напившийся кофе, мечтательно говорил о звездах и назвал их обителью блаженных. Но учитель проворчал себе под нос: «Звезды, гм, гм! Звезды — только светящаяся сыпь на небе!» — «Ради создателя! — воскликнул я. — Значит, там, наверху, нет блаженной обители, где бы после смерти нам воздавалось за добродетель?» Но он, неподвижно устремив на меня свои бесцветные глаза, резко ответил: «Вы хотите, стало быть, еще получить на чай за то, что ухаживали за больной матерью и не отравили родного брата?»

Однажды в прекрасный звездный вечер стояли мы вдвоем у окна, и я, двадцатидвухлетний юнец, только что хорошо поужинавший и напившийся кофе, мечтательно говорил о звездах и назвал их обителью блаженных. Но учитель проворчал себе под нос: «Звезды, гм, гм! Звезды — только светящаяся сыпь на небе!» — «Ради создателя! — воскликнул я. — Значит, там, наверху, нет блаженной обители, где бы после смерти нам воздавалось за добродетель?» Но он, неподвижно устремив на меня свои бесцветные глаза, резко ответил: «Вы хотите, стало быть, еще получить на чай за то, что ухаживали за больной матерью и не отравили родного брата?»

Когда однажды я возмутился положением «все действительное — разумно», Гегель странно улыбнулся и заметил: «Можно бы сказать также: все разумное должно быть действительным».

Когда однажды я возмутился положением «все действительное — разумно», Гегель странно улыбнулся и заметил: «Можно бы сказать также: все разумное должно быть действительным».

Лежа на смертном одре, Гегель сказал: «Только один человек меня понял», — но тотчас вслед за тем раздраженно добавил: «Да и тот меня понял превратно».

Лежа на смертном одре, Гегель сказал: «Только один человек меня понял», — но тотчас вслед за тем раздраженно добавил: «Да и тот меня понял превратно».