Афоризмы - Бенджамин Дизраэли

Биография
Бенджамин Дизраэли
Великобритания Страна
Бенджамин Дизраэли
Эпоха
Бенджамин Дизраэли
Великобритания Страна + Эпоха
Бенджамин Дизраэли

Афоризмы от Бенджамин Дизраэли - это подборка наиболее ярких афоризмов и высказываний данного автора. Наслаждайтесь афоризмами любимого автора прямо сейчас. Используйте горячие ссылки выше для перехода на биографию Бенджамин Дизраэли. Изучайте других авторов страны Великобритания. Изучайте других авторов эпохи Новое Время (XVI — начало XX века). И, наконец, изучайте авторов из той же страны и той же эпохи что и Бенджамин Дизраэли. Все это в один клик! Не забывайте, что страна носит условный характер и проставляется на основании современной геополитической карты мира. Если у Вас возник вопрос или предложение - напишите нам, мы всегда будем рады помочь.

Автор, который говорит о собственных книгах, почти так же несносен, как мать, которая говорит о собственных детях.

Автор, который говорит о собственных книгах, почти так же несносен, как мать, которая говорит о собственных детях.

Откровенность и определенность — вот что вам нужно, если вы хотите скрыть собственные мысли и запутать чужие.

Откровенность и определенность — вот что вам нужно, если вы хотите скрыть собственные мысли и запутать чужие.

Партия есть организованное общественное мнение.

Партия есть организованное общественное мнение.

Почти все великое сделано молодыми.

Почти все великое сделано молодыми.

Правосудие — это справедливость в действии.

Правосудие — это справедливость в действии.

Разлука должна быть внезапной.

Разлука должна быть внезапной.

Так много зла делается в мире во имя братства, что будь у меня родной брат, я бы назвал его двоюродным.

Так много зла делается в мире во имя братства, что будь у меня родной брат, я бы назвал его двоюродным.

Тот, на чьей стороне большинство, всегда находчив и умен.

Тот, на чьей стороне большинство, всегда находчив и умен.

У того, кто в шестнадцать лет не был либералом, нет сердца; у того, кто не стал консерватором к шестидесяти, нет головы.

У того, кто в шестнадцать лет не был либералом, нет сердца; у того, кто не стал консерватором к шестидесяти, нет головы.

Я вскарабкался на верхушку намыленного столба.

Я вскарабкался на верхушку намыленного столба.

Я привык быть пунктуальным, хотя это часто обрекает меня на одиночество.

Я привык быть пунктуальным, хотя это часто обрекает меня на одиночество.

Каждый имеет право быть тщеславным, пока не добьется успеха.

Каждый имеет право быть тщеславным, пока не добьется успеха.

Два величайших стимула в мире — это молодость и долги.

Два величайших стимула в мире — это молодость и долги.

Говори с человеком о нем самом, и он будет слушать тебя часами.

Говори с человеком о нем самом, и он будет слушать тебя часами.

Как все великие путешественники, я видел больше, чем помню, и помню больше, чем видел.

Как все великие путешественники, я видел больше, чем помню, и помню больше, чем видел.

Возможно, я еще совершу много ошибок в своей жизни, зато уж точно никогда не женюсь по любви.

Возможно, я еще совершу много ошибок в своей жизни, зато уж точно никогда не женюсь по любви.

Я никогда ничего не отрицаю; я никогда не противоречу; иногда я забываю.

Я никогда ничего не отрицаю; я никогда не противоречу; иногда я забываю.

Ни одно правительство не может считать себя по-настоящему в безопасности там, где не существует влиятельной оппозиции.

Ни одно правительство не может считать себя по-настоящему в безопасности там, где не существует влиятельной оппозиции.

Больше, чем любовь, возбуждают только деньги.

Больше, чем любовь, возбуждают только деньги.

В газетах нет ни слова правды. Потому-то их и читают.

В газетах нет ни слова правды. Потому-то их и читают.

В жизни очень важно знать, когда следует воспользоваться случаем, но не менее важно знать, когда не следует пользоваться случаем.

В жизни очень важно знать, когда следует воспользоваться случаем, но не менее важно знать, когда не следует пользоваться случаем.

Все обобщения ложны, в том числе это.

Все обобщения ложны, в том числе это.

Все умные люди исповедуют одну и ту же религию. Какую? Умные люди никогда об этом не говорят.

Все умные люди исповедуют одну и ту же религию. Какую? Умные люди никогда об этом не говорят.

Вся магия первой любви состоит в том, что ты не знаешь еще, что за ней будет вторая.

Вся магия первой любви состоит в том, что ты не знаешь еще, что за ней будет вторая.

Если бы не Церковь, никто бы не знал про евреев.

Если бы не Церковь, никто бы не знал про евреев.

Если вы хотите завоевать человека, позвольте ему победить себя в споре.

Если вы хотите завоевать человека, позвольте ему победить себя в споре.

Если мне хочется прочитать роман, я пишу его.

Если мне хочется прочитать роман, я пишу его.

Жил я в бедности, умру богатым; а лучше бы наоборот.

Жил я в бедности, умру богатым; а лучше бы наоборот.

Я не хочу уйти в будущее с грамматическими ошибками.

Я не хочу уйти в будущее с грамматическими ошибками.

Категоричность — не язык политики.

Категоричность — не язык политики.

Когда мы правы, мы часто сомневаемся, но ошибаемся мы обычно с полной уверенностью.

Когда мы правы, мы часто сомневаемся, но ошибаемся мы обычно с полной уверенностью.

Лучший способ ознакомиться с каким-либо предметом — написать книгу о нем.

Лучший способ ознакомиться с каким-либо предметом — написать книгу о нем.

Надо обладать железными нервами, чтобы быть приветливым каждый день с одним и тем же человеком.

Надо обладать железными нервами, чтобы быть приветливым каждый день с одним и тем же человеком.

Я всегда полагал, что каждая женщина должна быть замужней, а каждый мужчина — холостяком.

Я всегда полагал, что каждая женщина должна быть замужней, а каждый мужчина — холостяком.