Афоризмы от Валерий Максим

Валерий Максим

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Издание-инкунабула Валерия Максима. Майнц, 1471

Валерий Максим (лат. Valerius Maximus, l в. н. э.) — римский писатель времени императора Тиберия, автор собрания исторических анекдотов.

Биография

Личность

О собственной жизни Максима практически ничего не известно, кроме того, что он происходил из бедной семьи и был всем обязан Сексту Помпею, консулу 14 года н. э. и проконсулу Азии, которого он сопровождал в 27 году в поездке на Восток. Помпей был меценатом, в чей литературный кружок, в частности, входил Овидий, и другом Германика, члена императорской фамилии, больше всех прочих интересовавшегося литературой.

Творческая биография

Книга Валерия Максима была опубликована около 31 г., после падения Сеяна («Factorum ас dictorum memorabilium libri IX», hrsg. von C. Kempf, 1888). Источниками ему, согласно данным из Советской исторической энциклопедии, служили Цицерон, Тит Ливий, Саллюстий, Варрон, Помпей Трог и др. Сборник Валерия Максима ценен фактическим материалом, почерпнутым из несохранившихся источников.

Стиль сочинения Валерия показывает, что он был профессиональным ритором. В предисловии он дает понять, что считает его обычным собранием исторических анекдотов, предназначенным для ораторских школ, чтобы обучать учеников искусству красивой речи, обращаясь к истории. Заглавие рукописи гласит «Девять книг примечательных поступков и изречений» (лат. Factorum et dictorum memorabilium libri novem). Повествование построено без чёткой логики и порядка; каждая книга разделена на отрывки, посвящённые соответствующим темам, чаще всего добродетелям и порокам или же ошибкам и слабостям, примеры которых приводятся в этих отрывках.

Большая часть повествования основана на римской истории, но каждый отрывок содержит также дополнительные извлечения из анналов других народов, прежде всего греков. В работе ясно видны оба чувства, присущих в смешанном виде почти всем римским авторам периода принципата: с одной стороны, то, что современные им римляне — жалкие существа по сравнению с их предками времен республики, а с другой — то, что они, при всем их падении, все же на голову превосходят все другие народы мира, и, в частности, могут многому научить греков в вопросах морали[источник не указан 1890 дней].

Основными источниками для Валерия послужили Цицерон и Тит Ливий, также ему помогли труды Саллюстия и Помпея Трога. Автор использовал материал небрежно и не слишком разумно, однако его подборка, за вычетом разрывов, противоречий и анахронизмов, с точки зрения оратора — точное отображение событий и условий жизни, свидетелем которым он был. Историку также есть за что поблагодарить Валерия: он часто использует ныне утерянные источники, а там, где он затрагивает свое время, он дает беглый взгляд на правление Тиберия, которое служит предметом многочисленных дискуссий и сведения о котором крайне недостаточны.

Его взгляд на императорский двор зачастую понимался неправильно, поскольку его считали льстецом, подобным Марциалу. Но, если присмотреться к его отзывам об имперском правительстве, они и не могли быть чем-то исключительным ни в своем роде, ни в количестве. Немногочисленные ссылки Валерия на убийц Цезаря и на Августа практически не выходят за пределы общепринятого стиля того времени. Единственный пассаж, который может быть назван по-настоящему отталкивающим, это резкая риторическая тирада в адрес префекта претория Луция Элия Сеяна[источник не указан 1890 дней].

Наследие и роль в культуре

Сочинение Валерия заслуживает внимания во многом как глава в истории латинского языка. Без неё наш взгляд на переход от классической к «серебряной» латыни был бы значительно менее полным. У Валерия представлены все достижения риторики того времени, за исключением блеска рассудка Квинтилиана и вкуса и тонкости Тацита. Он избегает прямого и простого повествования и стремится всеми силами к новизне, сносит барьеры между лексиконом прозы и поэзии, напряженно подбирает слова, использует сложные метафоры, пускает в ход резкие контрасты и ярко эмоционально окрашенные прилагательные, использует гаммы самых неестественных фигур речи. Весьма показательным уроком в истории латинского языка является сравнение повествования Валерия с соответствующими местами у Цицерона и Тита Ливия.

В рукописях Валерия до нас дошла также десятая книга, так называемая Liber de Praenominibus, труд жившего значительно позднее грамматика.

Сочинение Валерия активно использовалось в школах, и его популярность в Средневековье видна по большому количеству сохранившихся экземпляров. Как и из других школьных учебников, из него делались выдержки; две из них полностью сохранились, одна помечена именем Юлия Париса и относится примерно к IV—V вв. н. э., другая принадлежит перу Януария Непотиана.

  • Caritas Romana